Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №3


Эпизод №3

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Takasugi Shinsuke, Kamui, Katsura Kotarou.
Место действия: Корабль Харусамэ.

На один из кораблей Харусамэ, занимавшемся контрабандой недалеко от Эдо, тайно проник Кацура в надежде вызнать планы космических пиратов. Однако же, он был быстро обнаружен Ято, обезврежен и впоследствии доставлен на флагманский корабль, поскольку мог обладать весьма полезной информацией.
Разными путями, но с одинаковой скоростью, информация о длинноволосом самурае, способном противостоять нескольким Ято, дошла до ушей Камуи и Такасуги.

Очередность постов:
Kamui
Takasugi Shinsuke
Katsura Kotarou

0

2

Доставили пленника? – с легким удивлением переспросил Камуи, сидя за большим столом и с аппетитом уплетая еду, приготовленную по земным рецептам. Её состряпали по настойчивой просьбе адмирала. Рецепты этих блюд было легко достать, а уж выполнить действия по простому алгоритму мог любой дурак. Но аманто-поварам приготовить такую странную пищу и сделать её внешне похожей на ту, что готовят люди, было трудно. Блюда лишь отдаленно напоминали человеческие, ибо у аманто не было навыков приготовления подобного, а с первого раза получается далеко не у всех. Но парня это мало волновало – главное, что съедобно. Не так вкусно, как земная еда, но сойдет. – Что за пленник-то?
– Разве Вам не рассказали? – поинтересовался Абуто, уверенный в том, что уже успели доложить о «нарушителе спокойствия Харусаме». – Неподалеку от Эдо находился наш корабль, и какой-то длинноволосый человек проник на него. Похоже, что он один из самураев. – Он усмехнулся. – Думаю, Вы бы захотели с ним встретиться. И наверняка у него есть какая-нибудь полезная информация.
– О-о, вот как. Весьма интересно, – улыбнулся Камуи. Закончив трапезу, он сложил ладони и весело сказал: «Спасибо за еду!». Ему непременно хотелось познакомиться с ещё одним самураем. К сожалению, в жизни редко удается повстречать одного из выживших «обезьян с палками». Самураи ныне что-то на подобие вымирающих животных, а потому каждый из них ценен. Но сам Ято и не думал, что следует беречь этих «дивных созданий», которые на грани вымирания. Ему хотелось сражаться с ними, проливать их кровь. Но вряд ли все оставшиеся в живых самураи такие же сильные, как Гинтоки, однако проверить все-таки стоит. И, возможно, этот длинноволосый пленник тоже силен, ведь он в одиночку смог противостоять нескольким Ято, а это весьма впечатляет. Быть может, то, что его смогли вообще поймать, просто случайность? Не то чтобы рыжеволосый был наивен, но никогда не следует делать какие-либо выводы, не имея фактов.
– Давай-ка навестим этого самурая.
Абуто коротко кивнул. Камуи поднялся со стула, и они вдвоем направились к месту, где был заключен самурай. По дороге мысли парня были заняты самураем-пленником, который, несомненно, уже интересовал его, а также войной землян с аманто. Что если бы все были уровня Гинтоки или Такасуги? Аманто были бы наверняка сломлены. Но, увы, какие-то неудачники помогли проиграть самурайскому войску. Огорчало то, что на свете так мало по-настоящему сильных людей. Драться вообще не с кем. Хотя, жить бы было не интересно, если бы все были сильными. Ну или хотя бы половина всех существ во вселенной была таковой. Вскоре они дошли до места, куда обычно сажали «еретиков», ну или просто «плохих ребят», которые решили, что имеют право переходить дорогу Харусаме. Довольно скучным местом была «тюрьма» Харусаме, но ведь таковым и должно быть место для пленников? Люди и аманто, которые нарушают «тихое и мирное течение жизни космических пиратов», не должны содержаться в камерах, которые напоминают номера в пятизвездочных отелях. Впрочем, здесь было лучше, чем в тюрьмах Земли, о чем не знали сами пираты, поскольку никогда не бывали на подобных экскурсиях. Нет, здесь было даже лучше, чем во многих домах на планете самураев. «Навевает воспоминания…», – подумал Камуи, оглядываясь. Дойдя до камеры, в которой располагался длинноволосый, космический скандалист встал вплотную к решетке и принялся с неподдельным интересом смотреть на заключенного, будто бы он какой-то диковинный зверь.
– Это он, да? – спросил парень, с улыбкой наблюдая за узником. Чем-то он напоминал Такасуги и Гинтоки. Не только их запахи были схожи. Даже лица. Было в чертах их лиц что-то похожее, но непонятно, что именно. Говорят, что на лицах людей отражаются всех их грехи. Так ли это? Может, с ними именно так? Их «плохие дела» чем-то похожи? Возможно. Если они кого-то убивали, то кровь убитых ими непременно замарает их лица. – Ты ведь самурай, не так ли?

+2

3

Холодный осенний ветер пел свою заунывную песню, гулко отзываясь в металлических стенах дока и теряясь в шуме машин. Одинокие алые листья кленов, по печальной случайности залетевшие в помещение, тут же находили свою смерть под жесткими подошвами Аманто, сновавших то тут то там. Здесь не было места лирике. В ярком, искусственном свете люминесцентных ламп вовсю шла работа по разгрузке новой партии шабу-шабу. Десятки Аманто под чутким руководством нескольких смотрителей перетаскивали коробки с запрещенным веществом с корабля в неприметные небольшие грузовики, которые в скором времени должны были разъехаться по всему Эдо, увеличивая количество зависимых от этого яда и обогащая карманы наркоторговцев.
Темно-сизый дым медленно растворялся в ночной синеве, оставляя за собой лишь слабый запах табака. В широком оконном проеме виднелся силуэт человека, освещенный лишь слабым светом комнатной лампы. Такасуги спокойно взирал на работу по разгрузке корабля. Ночь была необычайно спокойна. Все проходило точно по графику, без особых приключений, и даже Шинсенгуми, главная помеха подобных действий, сейчас отсутствовали. Шинске выдохнул еще одну тонкую струйку дыма и отвернулся от окна.
На небольшом столе, расположенном в центре комнаты в традиционном стиле, грудилась огромная кипа бумаг. Вздохнув и сбросив пепел, Такасуги вернулся за работу. В это время, когда технологии Аманто захватили Японию все еще оставалась вещи и договоры, которые можно было оформлять исключительно в письменной форме. То было достаточно скучная и муторная работа, однако при всем желании такие важные документы нельзя было перекинуть на кого-либо другого.
Тишина и уединенность помогали наиболее быстро и эффективно расправится с бумажной работой, именно поэтому Такасуги, на свой страх и риск, сошел с корабля и расположился в комнате, недалеко от доков. Ему было гораздо комфортнее находиться на родной земле, нежели на все еще чужеродном корабле. Да и о его месторасположении никто из раздражающих факторов, вроде той же Матако не знал.
Широким росчерком кисти лидер Кихейтая писал ответ на письмо поставщиков оружия. Силы Кихейтая росли, а вместе с тем и росло желающих поспособствовать целям этой организации. Очередной иероглиф так и не был дописан. Внезапно раздавшиеся шаги за дверью заставили Такасуги оторваться от письма и взяться за меч. Вместе с тем как раздвинулись седзи, лезвие оказалось у горла непрошенного гостя. Впрочем, кинув быстрый взгляд, Шинске спрятал ширасаю в ножны и вернулся к работе. На пару мгновений в комнате воцарилась тишина.
- Бансай, либо говори, зачем пришел, либо убирайся.
Каваками не шелохнулся. Прошло еще пара секунд, прежде чем он все таки нарушил тишину.
- Это информация должна заинтересовать тебя, полагаю. Во время разгрузки был схвачен и пойман один самурай.
Такасуги отложил кисть и молча обернулся. Отметив реакцию, Бансай кивнул, будто подтвердив какие-то свои мысли.
- Самурай с длинными черными волосами, который участвовал в той истории с бенизакурой.
Шинске некоторое время внимательно посмотрел на Каваками и вернулся к работе.
- Благодарю за информацию.
Бансай коротко кивнул и отвернулся, собираясь уходить. - Когда я шел сюда, то заметил известных тебе ято, направлявшихся  к тюремному отсеку. Полагаю они так же заинтересованы в этом пленнике. - в наушниках заиграл новый популярный хит от Оцу-тян, и Каваками поспешил уйти, оставив Шинске наедине с работой.
Звук шагов постепенно смолкал, растворяясь в осенней ночи. Тихий ветер нашептывал колыбельные жителям Эдо. Звонко отозвалась чернильница, когда на нее опустилась кисть. Крепно сжимая ножны Такасуги выскользнул из комнаты, стремительно направляясь к флагманскому кораблю. Ночь только начиналась.

+2

4

Что он тут вообще забыл? Хороший вопрос, учитывая, что дел в повстанческой организации было не невпроворот и справляться с ними входило в прямые обязанности лидера. Он бы этим и занимался, если бы случайно по пути в свое укрытие,  Кацура не пошел бы обходными путями мимо пристани  и не наткнулся на огромный космический корабль. Спрятавшись в мусорном баке, он обглядывал все, что было доступно его обзору. Увидав красный флаг-пометку на ржавом корабле, революционер чуть ли не присвистнул. Ну, надо же! Сколько бы они с подчиненными не устраивали засад, сколько не следили за появлениями крупнейших космических пиратов, сколько не следили бы за ними, пытаясь выведать хоть какую-нибудь полезную информацию – Джои никогда не могли застать корабль Харусамэ и уж тем более проникнуть на него.
Выпрыгнув из мусорного бочка и тут же меткой тенью нырнув в воду, Кацура чуть не сдал себя. По той дороге, где он только что ступила его нога, появились двое свиноподобных Аманто, переговаривающихся между собой. Было крайне нежелательно затевать с пиратами бойню. Не то, что Кацура не был уверен в своих силах. Просто время было неподходящее. Сейчас нужна любая информация о космических пришельцах, и Котаро явно не до драк и прочих подобных вещей. Но самурай должен быть готов ко всему, поэтому вытащив из пояса ножны и крепко сжав их в руке, Кацура медленно выплыл под  хрупким трапом, который под немаленьким весом пиратов, переносивших какие-то коробки на корабль, трещал и шатался в разные стороны. Проникнуть на корабль через лестницу, по который неслись амантовские толпы, самураю сразу показалось сомнительной идеей. Проследив за слабой тенью, которая падала от трапа, Котаро увидал приоткрытый отсек. Подплыв к нему и зацепившись руками за бортик, он подтянулся, чтобы осмотреть внутреннее помещение на наличие пиратов. Чья-то грязно-унылая каюта пустовала. Ещё раз досконально оглядев все темные углы, он резво подтянулся и запрыгнул в узкий, но вполне вместимый проем створок. Не сдержав равновесия и подскользнувшись обо что-то большое и мягкое, революционер по глупой случайности покатился с громким шумом по кабине, вылетев в приоткрытую дверь. Чтобы через мгновение залететь в просторную светлую комнату. Кацура и подумать не мог, что он насколько невезуч.
Виду предстала живописная картина, где несколько десятков Аманто, сидящие за накрытыми столами, вовсю хомячали свой обед. Те в свою очередь, услышав шум, уставились во все глаза на незваного гостя.
- Простите. Я кажется дверью ошибся. – выдал Кацура ошалевшим Аманто, с глупой улыбочкой помахал им рукой и спокойно вышел через другую дверь, оказываясь в неком узком коридоре. Не успел он и нескольких метров отбежать от злополучной, как оказалось, столовой пиратов, как с диким ревом разрушились двери, выпуская оттуда врагов. Проклиная все на свете, Кацура бежал вперед, сворачивая по неизвестным ему дорогам. Бежать пришлось наугад -  Котаро совершенно не знал внутреннего строения кораблей Харусамэ.   
"Черт. Умудрился же вляпаться в это дерьмо". – мимолетом думал самурай, разрубая назойливого Аманто поперек. Выпад, присест и снова выпад, и новое поверженное тело оседает на стальной пол. Пираты оказались не настолько тупы, как считал до этого сам Кацура. Поэтому, когда  в их куриных мозгах всплыло то, что незваный гость по описанию схож с террористическим главой Джойшиши –  они осознали всю значимость его появления:
- Это же Кацура! Не дайте ему уйти. Глушите его! – услышав это, Котаро сразу же обернулся на громкий резвый голос Аманто и не заметил, как позади него появился один из пиратов и с размаху оглушил дубинкой по голове. Тот, покачавшись и явно не ожидая такой ловкой подставы, хотел было снова замахнуться катаной на обидчика, но в глазах резко потемнело и вместо кривой амантовской рожи, он увидел лишь только темноту.

***   

Кацура очнулся лишь тогда, когда где-то в реальности до него начали доносится звуки шагов, эхом отдававшиеся в помещении. Нехотя разлепив глаза, он мутным взглядом уставился на две расплывчатые фигуры. Опустив голову, чтобы хоть как-то уменьшить в ней боль, до сознания мигом дошло, что его таки не убили. Взяли в плен? Камеры заключения Кацура всегда узнавал, даже если ни разу в ней не был.
- Могу ли я после того, как оказался плененным вражескими монстрами, считаться самураем? – вопросом ответил Кацура, немного удивленно смотря на паренька, пришедшего явно по его душу. Сейчас все же стоило включить свои мозги и не нести всякую чушь, как обычно в таких ситуациях делал террорист. В  логове заклятого врага нужно оставаться бдительным.  По известным ему приметам, Котаро определил в улыбающемся пареньке представителя сильнейшей расы во вселенной - Ятодзуку. Того самого Ято, с которым столкнулся Гинтоки в Йошиваре. И тот, с которым не так давно объединился Такасуги. Слухи расходятся быстрее ветра. Не раз он слышал об этом чертовски сильном монстре. И, Кацура, кажется, начинал догадываться, что от него захочет сей опасный рыжий субъект. И это ни черта не радовало революционера:
-Ятодзуку, да? Чем заслужил честь лицезреть адмирала космических собак?

+2

5

Самурай был до ужаса похож на животное в клетке – редкое, завораживающее, поражающее воображение и в некотором роде даже ценное. Ято могли стоять рядом с его «жилищем» и восклицать: «Какой прекрасный вид! Какая шерсть! Интересно, в каких зонах Земли они обитают? А чем питаются? И можно ли совать руки в клетку? Может, он кусается? Вот бы покормить его! Вроде бы на входе продавалась беличья еда. Наверное, для него сойдет». Это действительно было похоже на поход в зоопарк. Не хватало только мамаши, которая вечно бы говорила «Не суй пальцы в клетку» и «Хочешь в туалет? Давай-ка быстрее, скоро мы пойдем вон в то кафе, рядом с клеткой белочек». Впрочем, схожести с зоопарком Камуи все равно не видел, поскольку ни разу не был там. А что он там, собственно, забыл? Типичная ситуация: приходит рыжий в зоопарк и видит какое-то существо. На табличке рядом с вольером написано «Сильное животное на Земле. Опасно». И что ему делать? Сражаться же с ним нельзя, это и так понятно! Купить его тоже нельзя. Даже трогать запрещено! Ну что за мир? Придется ему просто взять на заметку, что это сильнейший зверь. Если вдруг ему один попадется, то он заберет к себе одного. Животных космические пираты у себя не держат по рядку причин, но иногда ведь можно делать исключения, так?
Странный вопрос задал этот самурай, однако. Почем было знать Ято, считается ли он воином, если его взяли в плен? К большому сожалению, Камуи даже не знал, кто может считаться самураем, а кто – нет. Знал только то, что «сильные человеки с длинными ножами, защищающие Землю» – это и есть самураи. Есть ли у них какие-то правила, кодекс или какая-то другая чертовщина в этом же духе, он не знал, да и знать не нужно. Потому-то встречный вопрос патлатого самурая был крайне неуместен. Конечно, парень был просто уверен в том, что он понимал, в каком положении находится, и что окружают его не кто иные, как Аманто. Что хотел своим вопросом сказать этот черноволосый? Просто запутать Харусаме? Или он наивно полагал, что инопланетяне знают много о самураях, их уставах, если они есть, и так далее? Видимо, этот человек плохо соображал – наверняка его кто-то ударил по башке! Ну не может быть, чтобы он не мог догадаться, что Аманто многого не знают о самураях. Это же очевидно! Разве нет? Впрочем, рыжий не стал забивать этим свою голову. Ему же предстоит сразиться с самураем! Самим самураем! Именно этого момента и ждал парень. Увидеть всю силу земных воинов, ощутить её на себе… Не просто так ведь одному из них победить самого Хосена! Камуи исключал возможность того, что это была чистая случайность, простое совпадение. Он видел произошедшее в Йошиваре своими собственными глазами. А своему зрению уж стоит верить.
Долго парень стоять не собирался. Он уже хотел начать битву. Впрочем, стоило ещё чуть-чуть подождать… пусть этот самурай немного придет в себя. Не сражаться же космическому пирату с полудохлой тряпкой, которая, как амеба, лежит на полу и, смотря в потолок, думает о самоубийстве и песнях для мертвецов, которые слышал когда-то в юности. Интересно, хочет ли этот самурай сражаться с адмиралом Харусаме? Его мнение в данной ситуации, конечно, ничего не значило, и даже ради приличия Ято не стал спрашивать, хочет ли драться он. Это было будто бы само собой разумеющееся. Нечто неизбежное, как желание поесть или поспать. Правда, знал ли об этом пленник? Впрочем, это не так важно.
– О, так ты знаешь обо мне? – с наигранным удивлением поинтересовался рыжий, показывая на себя. Он улыбнулся. Раз этот самурай хоть что-то знает о Ято, то, конечно, он может понять, что пришли с ним не чаек пить, а сражаться. Многие ведь знают о большой любви этого клана к дракам. – Что же, тогда-то ты должен знать, что мне от тебя нужно. – Улыбка перешла в ухмылку, а в глазах Камуи блеснуло сладостный вкус предстоящего сражения. – Твоя сила – вот, что меня интересует. Я хочу увидеть её. А ты ведь пахнешь так же, как и они... неспроста это.
Все земляне так не пахли. Так пахли только самураи… да, это терпкий приятный запах. Его не спутаешь ни с каким другим. Рыжий уже приготовился открывать клетку – нужно было много места для сражения. И самурай уж точно не сможет сбежать…

Отредактировано Kamui (2013-02-16 23:30:52)

+2

6

Кацура может обладать важной информацией. Несмотря на ужасную неуклюжесть и порой глуповатость маскировки ему удавалось каким-то чудом оказываться в самых разнообразных местах. Правда Котаро мог иногда и тупить, либо абсурдно разоблачая свое присутствие, либо отвлекаясь на какую-либо чушь и не обращая внимание на главное. Это всегда раздражало, и в боевую молодость разведку с Зурой Такасуги не любил ходить…
Мягкая поступь Шинске тонула в мнимой тишине прибрежных улиц. Город никогда не спит, и ночная тишина всегда обманчива. Остановившись на секунду всегда можно услышать где-то вдалеке шум машинной сирены, заметить на улице веселых и немного пьяных гуляк, возвращаются с очередной вечеринки, а в домах нет-нет, а мелькнет тусклый огонек настольной лампы или телевизора. Как ни странно ночные жители города не являлись опасностью для контрабандистов, скорее даже лишним подспорьем. Никто не обращал на небольшой шум, доносившийся с причала, поскольку все уже привыкли к тому, что в городе ночи не тихие…
Даже команда грузных Аманто, разгружавшая корабль, работала на удивление тихо. Доносилось лишь сдавленное пыхтение носильщиков и хмурые рыки смотрителей, когда кто-то оступился или не так поставил коробку в машину.
До ангара было рукой подать. Шинске прошел мимо машин, в которые загружали контрабанду. Держась в тени и оставаясь доселе никем не замеченным, Такасуги вынырнул из-за угла и хотел было взойти на борт, но яркий свет ламп, резко ударивший по глазу, заставил остановиться. На мгновение Шинске почти ослеп и перестал ориентироваться в пространстве, сощурившись и привыкая к освещению. Надо спешить…
- Парень, не попутал чего? С**би с дороги!
Грубая тяжелая рука легла на плечо Такасуги. Перед главой Кихейтая возвышался плечистый, накаченный Аманто-буйвол, в рабочей форме, небрежно расстегнутой. Буйвол одной рукой держал на плече внушительных размеров коробку, а второй впился в плечо Шинске.
- Ты вообще кто такой, а? Мужик, тебе не повезло, знае-…
Знаю…
Больше хамства Такасуги не любил, когда у него встают на пути. Этому Аманто просто катастрофически не повезло сегодня. Как впрочем и мне… Тяжелый день, кропотливая работа, новости о захвате Кацуры и вмешательстве Камуи – все это не улучшало настроение главы Кихейтая. Глаза Аманто расширились от удивление, он было приоткрыл рот чтобы сказать что-то, но из горла лишь вырвалось гортанное бульканье. Такасуги вытащил меч из рассеченного горла глупца и отшагнул, позволяя грузной туше с грохотом упасть на пол, роняя на пол коробку с грузом. На мгновение в ангаре повисла тишина, что даже был слышен звук ламп. Все разом замерли, обернувшись, и наблюдали как Такасуги спокойно вытирает меч о край одежды Аманто-буйвола. Ближайший из смотрителей, внезапно закашлялся, подошел к Шинске и начал нервно, заискивающе бормотать:
- Такасуги-сама! Рады видеть вас в добром здравии. Проходите, пожалуйста. – Аманто перешагнул через тело своего бывшего служащего, торопливо отводя Шинске к входу на коробль, - что вылупились, остолопы. За работу! – тон смотрителя тут же переменился из заискивающего в шипяще-угрожающий – И быстро убрать все, чтобы и следов не было. Надо же какой актер…Прошу прощение за это недоразумение, надеюсь с вами все хорошо? Ну да, как же иначе, ахаха! Заткнись и просто дай пройти… Кхм-Гха-гха! Да, проходите, пожалуйста.. Вот сюда, да. Всего хорошего! Ахах! Как заноза в заднице… Стоило бы идти через другой вход….
Время-время-время… Шинске чуял, что стоит поторопиться… Камуи и зверушка в клетке-Зура, он же довольно сильный самурай – это плохое сочетание. Желание спасти бывшего товарища? По старой памяти оградить от худшего. Бред. Такасуги ухмыльнулся мыслям. Кацура слишком много знает. Даже речь не о том, что он узнал про контрабанду. Какая к черту разница? Кому он может рассказать? Он, революционер-повстанец, разыскиваемый полицией? А вот что он может рассказать Кихейтаю – другое дело… К сожалению, в последнее время Такасуги пришлось скрываться с космосе, и хоть лазутчики на земле всегда есть, но у них нет такой феноминальной особенности влипать в различные ситуации и случайно оказываться в нужное время в нужном месте. А у Кацуры есть.

+4

7

Упрямо поджав губы в тонкую полосу, Котаро уставился на «антенку» рыжей прядки на макушке Ято, который всем своим видом показывал жажду сражений. Жажду крови. Жажду его крови. Жажду сражения именно с ним, с Кацурой. Что же это за раса такая, которая, что ни день, все время желала сражаться, побеждать и убивать? Однако Лидер таким талантом не отличалась, хотя и была представительницей этой категории пришельцев. Рыжий отпрыск Йорозуи была, несомненно, сильна. Именно поэтому Котаро и звал её Лидером. И никогда бы не подумал, что эта девочка способна быть такой же, как и напротив стоящий Ято. Лидер человечней. Намного человечней, чем некоторые прогнившие засранцы и «самураи», которые буквально продали страну. Продали их жизни. Их мир.
Утихшая ненависть к аманто охватила Кацуру снова. Исчезнувшая, казалось бы, боль снова дала о себе знать. Нет, физически - Котаро не был болен. Но душа по-прежнему болела от того, что он так и не смог защитить родину. Что позволил её продать. Что так и не защитил самого дорого человека, который покинул их в важный период жизни. Который теперь является по ночам, тревожа память былых дней. А ведь память тоже забавная штука: способна превратить наивный детский сон, где средь чистых колосьев созревающей ржи, бегали и резвились ученики додзе Шое-сенсея, - в кровавое месиво, где поле уже усеяно гниющими тушами пришельцев, небо заволочено беспросветными серыми клубами не то облаков, не то дыма. Где в дали грозно рычит какой-то аманто и через пару секунд умолкает, вдоль рассеченный Широяшей. Где так резко чувствуется запах пыли, земли и страха. Когда сердце замирает и видит отрубленную голову дорогого человека. Когда нет сил сдержаться, и с головой бросаешься на целый отряд пришедших захватчиков, чтобы утолить свой гнев и боль от осознания потери. Когда теряешь разум и способность адекватно мыслить. Превращаешься в животное, внутри которого навзрыд плачет тот мелкий хвостатый мальчишка. И в этом сне Кацуру не спасает Гинтоки, который вовремя прикрывает спину революционера. В этом сне Котаро с двух сторон пронзают насквозь. И прежде чем закрыть глаза и покинуть сей мир, террорист успевает разглядеть лицо пришельца, проткнувшего его спереди. А лицо почему-то было того продавца, который выдавал на прокат видео-кассеты с дорамами.
Точно! Я всегда знал, что этот продавец не так прост! Теперь понятно, почему он каждый раз смотрит на меня неодобрительно и почти что враждебно! - Кацура просто не подозревал о том, что у продавца тяжелая жизнь и что трехсекундное появление в серии Гинтамы оплачивается очень дешево.
Отвлек от нелегких мыслей голос рыжего Ято-мальца, который сдерживался, наверное, из последних сил. Знает ли он его? Конечно, знает! Пусть Джои и считают мусором, загрязняющим планету, но это не меняет того, что информаторы есть везде, где только можно и работают они не только «языком», но и ушами. Не знать сильную персону из Харусамэ, которая присоединилась к Кихейтаю? Да весь преступный мир об этом знал уже буквально на следующую ночь, после бунта на корабле космических пиратов! И Котаро был не исключением. Удивился ли он этому тандему безумных? Можно сказать, что - да. Однако Кацура ожидал чего-то подобного от Такасуги, поэтому особого значения этому не придал. Хотя бы потому, что дела старого товарища сейчас не волновали его. Более его волновало подорванная машина Шинсенгуми или же обсуждение с Элизабет о новой вышедшей дораме. Он просто предпочитал не задумываться над тем, что происходило в небе. По крайней мере, сейчас, когда в Эдо наступил своеобразный мир.
- Пахну, как они? – удивленно вскинул брови Кацура. – Они? Как элитные полицейские? Или как сантехник, который полтора часа ремонтировал дряхлый кран? Или же как задрот, который фапает на школьную форму? Или... – революционер нахмурился. – Как самурай, который потерял самое дорогое, что у него было?
Он видел, как Камуи приготовился открывать его клетку. Не теряя времени, он засунул руку в карман в поисках нужного. «Нужное» нашлось не сразу, Котаро даже чуть язык не высунул, пока искал. А когда нашел – сжал в руке. Это ему пригодиться. Потому что драться с Ято в его планы на сегодня не входило. В его планах также не было и того, чтобы революционер более тут задерживался. В этом опасном месте, кишащими неземными тварями. Которых так и хочется… взорвать.
Котаро резво встал на ноги, вытащил руку из кармана, замахнулся и выбросил мини-бомбу за решетку, где находился Камуи. Взрыв произошел тут же, сотрясая стены корабля. Тусклый желтый свет сменился на аварийно-красный, а пыль поглощалась не только легкими, но и глазами. Ошметки клетки были разбросаны теперь всюду. Схватив катану, которая лежала не так далеко от его первоначального местонахождения, он осторожно стал выбираться из камеры. Однако тут же он крепко сжал рукоять родного меча и поудобнее перехватил его. Ято на то и Ято – никогда не знаешь, чего от них ожидать.

+3

8

— Ты пахнешь, как самурай, — продолжая ухмыляться, произнес рыжеволосый. Добавлять «который потерял самое дорогое, что у него было» он не стал, ибо, насколько знал сам Камуи, ему не встречался ни один подобный экземпляр. Быть может, Саката Гинтоки или Такасуги Шинске потеряли что-то дорогое, но Ято знать не знал ни о чем подобном. Да уж, ни один из них, в особенности Такасуги, не выглядит как человек, потерявший что-то дорогое. Впрочем, даже в этом рыжий не смыслил — ему никогда не доводилось терять что-то дорогое. Хотя… быть может, стоит вспомнить потерю матери?.. Если подумать, никто не видел, что он убивался из-за её смерти, но тем не менее… Но вряд ли, вряд ли Камуи когда-нибудь удастся понять тех, кто потерял что-то дорогое. Ему просто нечего терять: ни дома, ни дорогой семьи, ничего нет, только бесконечное кровавое поле боя, усеянное трупами. Он степной волк; таким, как он, не нужны обычные радости: жениться, вырастить детей и умереть рядом с внуками. У таких, как он, цели гораздо выше, гораздо интереснее и недостижимее. Обычные человеческие радости им непонятны и отвратительны. Ценности у степных волков не такие, как у всех. И не дано таким, как Ято, найти свой родной дом. У него может быть сколько угодно мнимых домов, которые он будет называть «родными», но тем не менее ему не дано прийти в свой дом. Такова участь всех степных волков. Против них настроен весь иррациональный и бессмысленный мир. И зачастую из-за этого они много страдают, — быть может, не всегда это заметно, но многие степные действительно страдают. И нет несчастнее в этом мире, чем они, никого, пусть даже не пытаются найти тех, кто страдает больше них. Был ли таким же Такасуги Шинске, рыжий ещё не знал, но не то чутье, не то что-то ещё подсказывало ему, что этот самурай — «свой».
Немного помедлив, рыжий отпер дверь в камеру. Прогремел взрыв. Благо, он был не слишком сильным, а потому Камуи получил только три-четыре царапины (грубо говоря, на самом-то деле ран было много, но все они несущественны для Ято), а также несколько секунд пришлось помучиться из-за кашля, начавшегося из-за поднявшейся в помещении пыли, которая к тому же попала в глаза. Он, отброшенный взрывом на несколько метров к противоположной от клетки стене, поднялся на ноги, оперся о стену и откашлялся. Из-за чего он произошел, адмирал так и не понял, но предположил, что, возможно, у пленника была бомба; неисправность корабля сразу же исключалась, поскольку только пару дней назад он прошел техосмотр. Ясно, что пираты Харусаме в этот раз отличились непредусмотрительностью: они не только не удосужились опустошить содержимое карманов пленника, но даже не забрали его катану. Такая халатность просто недопустима в такое неспокойное время. Впрочем, так было даже интереснее.
Дожидаться, пока вернется видимость в помещении, Камуи не стал хотя бы потому, что пленник в любой момент может удрать, а когда ещё парню выдастся возможность сразиться аж с самураем? По этой причине Ято, не задумываясь, толкнул не то в спину, не то в грудь собиравшегося сбежать мужчину, из-за чего тот, по всей видимости, отлетел на несколько метров вперед.
— Яре-яре… ну и зачем ты это сделал? Сейчас тут такой переполох поднимется, нас просто не оставят наедине… придется нам перебраться в другое место, ты ведь не против?
Пока что космические пираты ещё не успели сообразить, что где-то что-то произошло. У них ещё было время. Камуи на ощупь нашел щиток с кнопкой, отвечающей за выключение аварийного красного света, и, открыв его, нажал на неё. Теперь помещение снова освещал тусклый желтый свет. Откуда-то сверху донесся оглушительный топот. А тем временем пыль осела на пол...

+1

9

На подсознательном уровне Котаро уловил рядом с собой движение, но не успел уклониться и блокировать его, так как сильный толчок был совершен со спины. Отлетев и кувыркнувшись через голову, революционер плавно приземлился на ноги и тут же оттолкнулся ими от пола, желая скорее покинуть это место, пока ещё есть возможность. Он по-прежнему надеялся избежать ненужного ему боя. Ещё не хватало ему тратить свои силы на обезумевшего Ято. Он лучше потратит их на стремительный побег из вражеского места, что, в принципе, уже начал делать, двигаясь в ту сторону, в которой, он надеялся, был какой-нибудь выход. Однако голос рыжего аманто заставил его остановиться и перевести взгляд туда, откуда он доносился. Разумнее было бы промолчать, чтобы не выдать своего местоположения, но пыль, скрывавшая его, уже успела осесть, явив Ято сбоку от себя.
Против. Я бы предпочел остаться наедине с неверной вдовой, живущей на соседней улице, а не с мальцом вроде тебя. Может, сделаем вид, что ты меня не видел? Поверь, я тоже сделаю вид, что не видел адмирала Харусамэ. — он и не думал пытаться договориться с Ято, которого заботило только наличие оппонента и хорошего боя. Он просто хотел его немного отвлечь, но как оказалось, не на того напал. Впрочем, трусливо убегать, поджав свой мнимый кошачий хвост, Котаро тоже не стал. Он не боялся и совершенно не испытывал страха перед Ято. Если тому нужен бой, он его получит.
Котаро прищурился и уверенными взмахами меча начал блокировать нескончаемые атаки Камуи, которыми тот щедро одаривал революционера. Руки были напряжены до предела – их попеременно била нервная дрожь. Все-таки слышать рассказы о сражениях с Ято и самому принимать в нем главное участие – разные вещи. Но Кацура не редко был тем ещё упрямцем, да только контратаковать рыжего аманто не получалось, тот не давал ни малейшего времени на передышку. Дыхание сбивалось, но тут же восстанавливалось и снова сбивалось так, что революционер не мог даже вдохнуть воздуха, задерживая дыхание. Их бой идет всего лишь несколько минут, но Котаро кажется, что прошло, по крайней мере несколько часов.
Собравшись с силами и сделав резкий выпад вперед, он буквально услышал, как лезвие его катаны протыкает правую нижнюю часть груди Ято. Спешно вытащив меч обратно, не дав амнто шанса на ответный удар, Котаро отскочил на пару метров назад, сбивчиво дыша. От виска до подбородка стекала вязкая кровь, руки рассекали несколько глубоких царапин, которые обильно кровоточили. В ногах время от времени начинала появляться слабость, но Кацура твердо стоял на них, готовясь в очередной раз стойко принять удары Камуи и по-возможности атаковать того в ответ. А ведь ни он, ни сам Камуи вроде бы и не сражались в полную силу, на пределе своих возможностей. В любом случае, дальше будет только хуже, если продолжится этот бессмысленный, как считал Кацура с самого начала, бой. Хуже для революционера.

+1

10

Прямо по коридору и второй поворот направо. Вниз по лестнице и к переходу к отсекам "А". Свет мигнул раз. Мигнул другой. И помещение окрасилось в тревожные красные цвета.
Похоже встреча уже произошла...
Находить причинно-следственные связи в любых внезапностях или случайностях, когда дело касалось его соратников, стало уже привычным делом. И не важно были ли это товарищи этой жизни или прошлой. А сейчас, когда ироничным образом судьба свела и тех и других, уповать на то, что аварийный свет вызван обычной технической неисправностью или же внезапной халатностью на корабле, не стоило.
Такасуги ускорил шаг и перешел на бег. Сомнительно, что эти двое решили устроить ужин при свечах при свете красных огней, а допустить бурное развитие драки или летальные исходы было непозволительно. С практической точки зрения это грозило потерей ценного источника информации (или союзника..) и круглой суммой на ремонт помещений, а с этической... А впрочем такой точки зрения и не было.
Еще один поворот и впереди показался спуск в тюремный отсек, из которого медленно поднимались ленивые и почти прозрачные облачка дыма. Очень хотелось посмотреть на морды тех харусамэ, которые за годы пиратской бурной деятельности так и не научились тому, что заключенных надо обыскивать и отбирать абсолютно все. Впрочем и сам Кацура был не из простых заключенных. Этот не только собаку, но и любое другое блюдо азиатской кухни, съел на побегах и исчезновениях из самых разнообразных мест.
Не успел Шинске подойти к лестнице как из-за угла появились охранники, наконец-то соизволившие оторвать свои ленивые задницы от очередной партии в гвинт, и посмотреть что происходит. При виде лидера Кихейтая по мордам прямо таки прошла волна смены эмоций и тяжких размышлений что надо сказать. Один из них даже решил изобразить, что запыхался, и театрально задышал во все сопелки:
- Сработала аварийная система! Мы эту.. Ну... Пришли разобраться, во!
Снизу послышались очередные звуки борьбы. Медлить было нельзя.
Не везет сегодня с ними. Одни дибилы...
- Я уже разобрался, можете идти. Если что-то понадобится - дам знать.
- Ога, идти значит. Ну это.. Рады стараться! - очередная гамма эмоций и тяжких дум перекосила лица охраны. Второй из аманто вопросительно посмотрел на товарища, но решил и дальше пыхтеть на всякий случай.
Но Такасуги это уже не волновало. Он следовал вдоль тюремных камер, к решеткам которых прижимались любопытствующие заключенные, пытавшиеся разобрать что происходит в соседнем секторе.
Прямо перед террористом из-за угла выскочил Кацура. Вечеринка вышла за пределы не шибко уютной комнаты. И коли было желание присоединиться, то надо было действовать здесь и сейчас, без промедлений. Выхватить меч обратным хватом, подскочить сзади, за горло свободной рукой, а мечом к рукам. Блокировать.
- Поступили жалобы от соседей. Вечеринка окончена.

+2


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №3