Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Йошивара » Центральная улица Йошивары.


Центральная улица Йошивары.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Широкая и просторная центральная улица Йошивары соединяет в себе множество различных проулков/переулков/закутков и всякие темные углы, в которых чаще всего обитают какие-нибудь злостные типчики.
Тут же расположено множество магазинов(сексшопы там же), баров и забегаловок.
Улица, длинною почти во всю Йошивару, где-то в середине разветвляется, образуя небольшой перекресток.

0

2

Небо затянуто густыми облаками, что своими неровными краями наползают друг на друга, медленно сминаясь и меняя форму. Сырые и тяжелые, они не обещали ничего радостного завтрашнему дню. Казалось, каждая тварь ощущала дыхание подбирающейся зимы, неявное еще, смутное, словно струйка пара над чашкой матэ. Собаки предпочитали греть свои бока, где теплее, не было видно и вальяжно потягивающихся уличных котов, что, имея даже самый потрепанный вид, преподносили себя человечеству с достоинством элитных самураев. В такую погоду по освещенным искусственными, режущими глаз, огнями, улицам слонялись только разумные существа.
Но если перестать вглядываться в бездонное небо, укрытое бесконечным тучами и посмотреть по сторонам, то можно было увидеть квартал красных фонарей во всей его красе: уютно горящий свет притонов, теплых, ласковых и пьяных. Стайки профессиональных любовниц, способных согреть и заставить забыть самые темные мысли. Строгие надзиратели - пастухи этих прелестниц, гостеприимные хозяева, что всегда готовы подливать саке...
Шинжи, что ты тут вообще забыл, а?
Острые темные глаза с насмешкой и даже какой-то жалостью смотрели на то, как цвет нации медленно и верно переходит в животное состояние, превращая себя в довольное и пьяное мясо. И не было особой разницы ни между государственным мужем, ни самураем, ни сапожником, что едва подкопил деньжат на это. И несмотря на разнообразие тел и улыбок, запахов и шелков, удовлетворить аппетиты Шинжи не смогли бы даже в самых элитных борделях.
- Осторожней, золотко...
Риппер прижал к себе пошатнувшуюся куртизанку, под изящную ножку которой попал камешек. Эту девочку, с глазами непуганой трепетной лани ему хотелось получить именно такой белоснежной и ухоженной, без единой царапинки или пятнышка. Дрожь мягкого теплого тела, находящегося в руках, будоражила воображение, заставляя сердце биться чуть чаще, а грудь вздыматься чуть выше.
Терпение…
Вторая жрица любви была полной противоположностью первой, ее красота была строгой, и даже почтительная улыбка не избавляла от ощущения соперничества, непокорности, темперамента. Она будет восхитительно кричать и сопротивляться, угрожать даже быть может...
Увести в ночь, прочь от пошлых цветастых вывесок, их нестерпимо хотелось только вот так, только одновременно, только вдвоем, наслаждаясь контрастом. Каприз и баловство, прихоть сумасбродного мальчишки. Для задуманного хватило бы и одной.
За перекрестком виднелись ворота, выходить за которые девочкам разрешили не так уж давно. Если бы Йошивара осталась закрытой, неприятностей такое развлечение принесло бы в разы больше.

+4

3

Вечер выдался пасмурным. Небо затянули свинцовые тучи, сомкнулись плотным куполом, не давая пробиться сквозь них ни единому лучику заходящего солнца, и лишь на горизонте виднелись алые разводы, давая понять, что близится ночь. Воздух пах свежестью, дождем и дорожной пылью. Да, ливень был отменным: потоки воды стеной падали с неба, не оставляя тем, кто вовремя не успел укрыться от сего буйства стихии под какой-либо крышей, ни единого шанса не промокнуть до нитки. Бансая, благо, эта участь миновала: в момент начала обильных осадков он очень удачно оказался вблизи магазина, реализующего различные товары интимного назначения, и, к сожалению, иного выбора у него не было. Хозяйкой магазина, как ни странно, оказалась добродушная и улыбчивая пожилая женщина, сохранившая, несмотря на возраст, грацию и плавность движений. Несмотря на то, что она сразу смекнула, что зашли к ней просто переждать дождь, напоила случайного посетителя ароматным горячим чаем и ознакомила со всем прайс-листом товаров их заведения. Каваками, как человек, многое, казалось бы, на своем веку повидавший, периодически краснел, бледнел, но женщину слушал внимательно, дабы не оскорбить ненароком. По итогу даже купил что-то, наиболее безобидное на вид, и о назначении которого ему все же не успели рассказать, искренне надеясь, что данный девайс к целевому назначению магазина относится косвенно.
Йошивару окутывала вечерняя мгла, зажигая яркие огни многочисленных забегаловок и борделей. На пустующих обычно днем улицах появились люди: кто поодиночке, кто парочками, кто группками. Каждый из них пришел за чем-то своим, особенным, известным только ему. В этой толпе легко можно было вычислить тех, кто ходил сюда регулярно и тех, кто попал впервые: поведение, жесты, взгляды - выдавали идеально. Квартал красных фонарей оживал на глазах, открывая свои двери всем, кто желал этой ночью предаться плотским утехам, выпить сакэ в приятной компании или просто поглазеть на красивых женщин. Здесь каждый получал желаемое, если на это желаемое, конечно, у него хватало денег. По распространенному мнению, есть много вещей, которые невозможно купить. Одной из них является любовь. Но если ты не можешь купить любовь, то почему бы не воспользоваться её иллюзией? Одна ночь – это, конечно, не много, но всяко лучше чем ничего, не правда ли?
Каваками любил Йошивару. Было для него в этом месте что-то особое. И нет, это были не женщины. Здесь можно было часами, не скрываясь, бродить по петляющим узким улочкам, не опасаясь, что тебя заметят и признают – никому не было до тебя дела. И мелодия в этом месте была своя, особая. Сейчас она уже была не так отчетливо слышна, как во времена полной изоляции, но отголоски её все еще звучали в темных закоулках, напоминая об истинной сущности района. Ноты отчаяния и безысходности практически исчезли из этого мотива, уступая место некому умиротворению, но суть от этого не особо поменялась.
Бансаю нравилась эта мелодия. Нравилась своим постоянством, своей неповторимостью и простотой. Но сегодня она, была немного иной. Появилось что-то, чего музыкант в ней никогда ранее не слышал, но что придавало ей абсолютно иной колорит, меняя настроение и звучание. И стоит отметить, что эти высокие истеричные ноты Каваками не мог не узнать. Это интриговало, несомненно.
- Странно… - едва слышно пробормотал он, вслушиваясь.
Безумие и жажда крови. Где-то рядом находился человек, который искал жертву. А возможно, уже нашел.
Вмешиваться в чужие дела в планы музыканта не входило. Как минимум по той простой причине, что светиться ему было не желательно. К своеобразному поведению соратника Шинске относился, конечно, с пониманием, но перегибать палку не стоило, а то мало ли... Немного поразмыслив и взвесив все «за» и «против», хитокири решил ограничиться простым наблюдением. Кто его знает, чем данная ситуация могла обернуться?
Этого человека Бансай заметил практически сразу, как вышел на главную улицу. И чутье ему подсказывало, что он не ошибся. Высокий и худой молодой парень в этой толпе ничем не привлекал к себе внимания, по сути. Он размеренно шагал в компании двух симпатичных юных особ, едва заметно улыбаясь чему-то своему.
Он не был похож на безумца маньяка, ровно как и на профессионального убийцу. Его можно было назвать довольно симпатичным, если даже не красивым, но было что-то пугающее в его образе. Каваками проследил за ним взглядом, переключил песню в плейере, а затем медленно пошел следом, скрываясь в тени домов, теряясь в толпе и стараясь до последнего остаться незамеченным. А оставаться незамеченным он умел.

+3


Вы здесь » Gintama-TV » Йошивара » Центральная улица Йошивары.