Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "Е". Ренгокуган.


Сектор "Е". Ренгокуган.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Арена смерти. На этом периметре проводятся все бои сектора сражений. Размер арены - 6х6. Арена огорожена от зрительских мест трехметровыми платиновыми электродами, которые заряжены током, поэтому с ними лучше не соприкасаться, если вы, конечно же, не хотите испытать на себе достаточно высокое напряжение.
Периметр осматривается камерами.

0

2

Неделя спустя.
Длинные тонкие пальцы плавно провели по волосам, собирая их и затягивая тонкой резинкой в хвост. Он чуть склонил голову,  без выражений каких-либо эмоций на лице рассматривал себя же в небольшом мутном зеркале, которое почему-то осталось целом в такой шумной комнате, где просиживали свои штаны в ожидании сражений опытные бойцы ДесКампа.
Рядом с места подорвался тучный старичок, мигом оказываясь подле главы клана. Шисуи не удостоил его вниманием, продолжая смотреть на себя.
- Главарь! – весело обратился к нему старик. После неоднократных побед на арене сражений, многие опытные бойцы стали негласно называть блондина Главарем. Впрочем, сам «Главарь» против не был. – Говорят, сегодня ваш последний бой? Противником будет кто-то из инспекторов. Волнуетесь? – старичок явно оказался с чувством юмора, потому что блондин не мог волноваться. Он с чувством предвкушал свой последний спарринг, после которого у него наконец-то начнет реализовываться вторая стадия плана по освобождению себя великого.
Прошла неделя с того момента в допросной комнате, где он позорно потерял сознание. Однако, очнулся он уже в лазарете через пару-тройку часов после последних событий в горячем секторе. Усатый врач лишь строго осматривал его тело на наличие заражений и не переставал удивляться быстрой срастаемости кожной ткани. Ноги и задница нестерпимо болели, если их что-то задевало, поэтому сутки блондин только и мог, что лежать на животе. Первые ожоги-то сошли, а вот сморщенная кожа осталась ему напоминанием. Слава тому же усатому врачу, который вытаскивал из его ноги штопор! Если бы промедлили, то спустя полчаса все бы начало регенерировать и штопор сросся бы с ногой окончательно. А так… от раны осталось только небольшой рубец. Нос, к слову, приобрел нормальное состояние тоже довольно быстро.
В итоге, главу клана уже на следующий день известили о том, что тот теперь является бойцом Ренгокугана. Шисуи ещё на Земле был наслышан об арене смерти, именуемой Ренгокуганом. И это было вполне неплохо. По крайней мере, он больше не увидит ту инспекторскую рожу возле себя. Сделка состоялась. По-своему, но состоялась. По крайней мере, Ушираки оказался не так плох, как казалось.
Ренгокуган оказался забавным местечком. Радовало то, что воздух был обычным, и температура не превышала больших высот. Поэтому находиться здесь было проще, дышать легче и движения ничто не сковывало. Последнее он познал на самой арене, когда в первом бою достался какой-то загорелый, бритый под ноль, качок. Зал гудел, болея, естественно, не за главу клана, которого здесь никто ещё не знал. Однако, все овации стихли, когда Шисуи исчез из поля зрения, а в следующий момент уже оказался за спиной качка, сворачивая тому шею. Зал просто взорвался от рева, приветствую новую легенду Ренгокугана. Так и прошли все последующие бои. Блондин не ленился и сам вызывался на каждый бой. В конце концов, все опытные бойцы пятого сектора признали его «своим» и даже стали называть Главарем. И сегодня должен состоится его последний бой.
"Кто же будет соперником? Ох, как бы мне хотелось, чтобы соперником была та милая Кири-тян". – мечтательно вздохнул Шисуи, внешне держа маску абсолютной пофигистичности. Через несколько минут нужно было топать на арену. Некоторые бойцы-зрители уже потянулись к выходу, чтобы занять лучшие места. Главе клана тоже не мешало подготовиться, но в место этого его внимания привлекла небольшая, отливающая фиолетовым штучка, издали похожая на складной ножик. Находился он в груде всякого оружейного хлама, которым можно было воспользоваться на арене. В глазах Шисуи запрыгали звезды, и он в два прыжка оказался около этой штучки. Которая на деле действительно оказалась его складной шпагой! – Моя пре-е-елесть~
- Намиями. На выход. – проголосил стражник, заставив Шисуи перестать лебезить перед найденной родной вещью, выпрямиться и холодно сверкнуть глазами, чуть кивая головой. Что ж, действительно пора.
Арена встретила его бурными улюлюканьями и одобрительными выкриками. Зрители всецело были на стороне блондина, который за короткое время сумел внушить к себе невольное уважение. Что ещё было ожидать от прирожденного лидера?
Шисуи вышел на середину арены и выжидательно смотрел на свои ноги, обутые в черные тюремные лодочки. Шпага, прикрепленная к штанам, злобно поблескивала, отражая настроение своего хозяина. Блондин был собран, готов и решителен. А ещё он чувствовал себя живым и почти полностью оклемавшимся от своих ранений. В общем, для полного счастья ему не хватало выпивки и женщин.
Комментатор и непосредственный «судья» - скелетообразный высокий мужчина лет пятидесяти-шестидесяти прокряхтел пару раз в микрофон, проверяя его на пригодность к использованию, и с чувством обратился к зрителям, вовсю кричащим в ожидании зрелища и притопывающим ногами, тем самым сотрясая стены сектора Е.
- Друзья-товарищи, сегодня волнующий день, да? – кто-то кинул в комментатора дубинку, но он лишь пригнулся. – Сегодня нас с вами ожидает запоминающийся поединок! Вы готовы, дети?
- Не томи, урод!
- А я ожидал от вас «Да, Капитан!». – говоривший старичок театрально расплакался. – Ну, как так? Все! Уйду я от вас! Злые вы! – все вздохнули с облегчением и совершенно не обратили на это внимание, однако, собравшийся было уйти комментатор резко развернулся и улыбнулся во все зубы. – Шу-у-утка! – в комментатора полетел весь мусор, который попадался под руку зрителям, а Шисуи лишь терпеливо стоял на арене пока ещё в гордом одиночестве. Право, судья каждый раз устраивал такой цирк, чем очень бесил особо буйных и нетерпеливых. Шисуи к таким не относился, поэтому только смерил комментатора угрожающим взглядом. – Сегодня у нас решающий последний бой нашей звездочки, которая на этой неделе завоевала все ваше внимание. Намиями Шисуи - поприветствуйте его! – зрительная арена буквально взревела, поддерживая блондина, что, несомненно, льстило ему. – Его противник, как вы сами знаете – это один из Инспекторов нашего с вами Лагеря. Ловкий, сильный и, несомненно, очень меткий…
Далее комментатор долго расхваливал неизвестного инспектора, пока в того снова не полетел весь хлам. Шисуи даже успел задремать в ожидании, ибо он с таким рвением хотел этот бой, что просто уже не мог ждать. А раз не мог ждать, значит, можно и поспать. Однако, вся сонливость быстро стерлась, стоило только комментатору назвать имя предстоящего противника. Шисуи открыл глаза и невесело усмехнулся. Это была воля судьбы и воля самого инспектора? – блондин не знал. Но в этот раз Намиями не в том жалком состоянии, да и правила игры совсем другие. В этот раз Намиями не намерен проигрывать. Он нацелен только на безоговорочную победу.
Шисуи оглядел арену, но названного инспектора так и не увидел. Как и не услышал звуков со стороны зрительской арены, которая спала на своих местах, усыпленная специальным газом, который действовал только на зрительскую зону, но саму арену не задевал. Блондин нахмурился и активировал все свои инстинкты, чувствуя по близости присутствие опасного человека.
- Давно не виделись, Инспектор~cан.

+1

3

Это было кровавое место, возможно, самое кровавое, если вы не знаете, что обычно происходит в кабинете у некоторых инспекторов. Большинство из "проходящих лечение" считало, что именно Ренгокуган был последней ступенью в их судьбе, после которой либо пропасть смерти, либо новый этаж в жизни, но вот не знали они о той бесконечности, что  открывалась в кабинете Ушираки Маруо.. Поправляя свой из любимейших костюмов, этот человек не мог не думать о том, сколько запахов будет чувствовать его нос, как только он появится на арене, а среди тысяч этих запахов будет один, уже незабываемый, одного гордого заключённого, номер 6899.
-Слишком резкий. - В такт своим мыслям бубнит мужчина, застёгивая кожаную куртку на груди под горло, а после натягивая кожаные перчатки. Если в обычном своём одеянии строго чёрного костюма инспектор больше выглядел как клерк, то сейчас же это был, действительно, инспектор, человек, который по своим полномочиям обязан доставлять боль другим существам, чем он и займётся в скором времени, будет доставлять боль горячо любимому телу. Как перед глазами возникает физиономия Намиями, когда он вогнал в его бедро шуруп, это отражается на лёгкой приятной улыбочке. На этот раз он приготовил для Шисуи больше боли, больше приятной боли, от которой получит удовольствие, в первую очередь, сам её доставляющий.
Последним штрихом в образе становится небольшой микрофон, в виде малюсенького крючка, прикреплённого к вороту куртки. Положив также наилюбимейшую винтовку на плечо, седоволосый инспектор, будучи даже и в очках, прошёл по коридору, направляясь на рандеву с "звездой на неделю".

Ему не нужны были овации, ему не нужна была орущая в исступлении публика, ему не нужно, чтобы кричали эти мелкие существа, эти животные, жаждущие крови, ему нужно, чтобы кричал только один, и этот один будет издавать сладостные инспектору звуки, насильно это будет достигнуто, или же нет.
-Намиями Шисуи, рад видеть вас снова. Рад снова находиться в вашем обществе. - Вдруг отозвался до боли знакомый для блондина голос, который, сбивающим с толку эхом, отражающийся от стен Ренгокугана. Учитывая подобные искажения, учитывая чуткие животный слух аманто, подобная мелочь чертовки помогала инспектору не выдать своё местоположение, ведь он так и не появился на виду, оставив Шисуи только со своим голосом. После небольшой паузы в 15 секунд (а, зная инспектора, подобные паузы уже не должны вызывать у Блондина удивления) раздаётся оглушающий выстрел, происходящий одновременно с другим явлением - одна из колодок на лодыжке аманто слетает, оцарапав покорёженным металлом белую кожу. Выстрел был произведёт точно в замок, ибо был демонстрацией того, что на самом деле ждёт главу клана Намиями, что противники, бывшие до Маруо, просто пыль по сравнению с нынешним стрельбищем. И вот снова - этот человек, какой-то жалкий человечишка заставляет почти благородного аманто чувствовать себя животным, зверьём, на которого объявлена охота.
-Намиями Шисуи. Я хочу, чтобы вы обыграли меня. Я хочу, чтобы я исполнил ваше желание. Я знаю его. Поэтому я хочу, чтобы вы меня обыграли. - На этот раз наступает очередное затишье, не предвещающее ничего хорошего.
Итак, 10 секунд спустя гремит очередной выстрел, через 5 секунд следующий, после 2 подряд. Стрелок опытный, он же опытный игрок, растягивающий удовольствие. Несколько раз ему удаётся достать аманто и засадить ему разрывную пулю прямо в зубы, продырявив щёки насквозь и разорвавшуюся на выходе у крепления нижней челюсти, обезображивая лицо главы клана Намиями. И вот, после этого, меняя боеприпасы, рука не слушает своего хозяина и роняет из рук одну единственную гильзочку, что через предательскую щель падает вниз, прямо перед носом разъярённого аманто. А всё из-за того, что рука-то травмирована из-за этого же аманто, сухожилия повреждены, а команда, посланная мозгом руке сбивается, совершая жуткую и смертельно опасную оплошность. Не изменившись в лице, седоволосый срывается с места, не сбивая с толку голосом через микрофон, а тесно сжав губы. Сейчас или никогда, Намиями Шисуи, сейчас или никогда, иначе следующий выстрел будет для тебя последним.

Отредактировано Ushiraki Maruo (2014-04-26 21:00:55)

+1

4

Шисуи неприятно поморщился, когда голос инспектора эхом отозвался от стальных стен и волной вернулся обратно на арену смерти, доставляя этим, не самые приятные ощущения для блондина. Не смотря на то, что он не был сейчас в звериной форме, это не мешало ему остро воспринимать не только зрительные, но и слуховые инстинкты. Впрочем, на то он и аманто – раса, которая на пару голов находится выше человечества в физическом развитии.
Действительно, дальнейшая пауза была ожидаема – блондин уже успел за прошедшее время подробно собрать «пазлы» такой личности, как Ушираки Маруо, и теперь же был вовсе не удивлен тем, что инспектор повторялся. Что ж, ему надо отдать должное, ибо глава клана и в этот раз был удивлен. Удивлен тем, насколько продуманным оказался седовласый человек, решивший снова сойтись с ним в бою. Инспектор не обладал большой физической силой, чтобы сражаться с Намиями напрямую. Из чего следовало, что он мог полагаться на что-то другое. Например, на оружие.
Только вот, на какое именно? - Блондин резко отскочил вправо и проследил взглядом за отлетевшей и звонко падающей колодкой с его ноги. Единственное, что понял Шисуи, так это то, что выстрел произошел сверху. Но блондин не стал мотать головой в разные стороны, чтобы отыскать надежно спрятавшегося инспектора. Слишком глупо бы это выглядело со стороны, да и Ушираки он бы все равно не нашел – здесь было много мест, где можно остаться незамеченным.
Ни на йену Шисуи не поверил в слова инспектора. Даже если он выиграет, то вряд ли кто-то так запросто исполнит его желания. Именно желания, а не желание. Хотя в одном Намиями был уверен точно: сегодня он окончательно растопчет этого Маруо.
Однако, осознать это оказалось проще, чем применить на практике. Ведь на деле все оказалось снова наоборот. Ушираки в совершенстве владел оружием. Более того, винтовка лучше всего подходила для того человека, как Инспектор. Шисуи отметил, как идеально сочетаются четкие и меткие, а самое главное – быстрые выстрелы с характером седовласого служителя ДесКампа.
Намиями приходилось, сжав зубы, скакать как заведенному по всей арене смерти, дабы пули не попали в него. Со стороны могло показаться, что блондин отплясывал что-то экстремальное, но на деле Шисуи же приходилось, о ужас, бороться за сохранность своего тела! Которое его слегка подвело в самый неожиданный момент. Нога, которая внешне вроде бы и зажила, внутри же до конца не восстановилась. Поэтому в очередной залп выстрелов инспектора, блондин оступился, за что получил по своему прекрасному лицу. Пробитая щека тут же начала обжигать, а челюсть и зубы, на которые пришелся удар, нервно отбивали свою чечетку, молоточком острой боли стуча по мозгам.
Блондин зажмурился, подавляя в себе боль от точного ранения. Шисуи готов был взорваться и тотчас разнести это место на щепки, а прежде всего, разорвать на мелкие кусочки этого паршивого инспектора, который посмел снова испортить его прекрасное, во всех смыслах, лицо!
Но вместо этого, Намиями застыл, что было весьма чревато на огнестрельном инспекторском прицеле. Перестал дышать и вовсе затих, закрыв глаза. В руке он по-прежнему сжимал свою шпагу, которая ранее помогала отбиваться от срикошеченных пуль. Боль помогла сосредоточиться и включить свои животные инстинкты, сознанием сливаясь с ареной.
Звук падающего снаряда за спиной был настолько оглушительным, что блондин расплылся в хищной ухмылке, и тут же моментально быстро исчез из поля зрения. В скорости бега блондина мало, кто может с ним сравниться, поэтому буквально через пару мгновений он прыгает на специальные крепленые балки, поддерживающие сетку арены, а с них на то место, откуда, только что вовремя убежал Ушираки. Которого не составило труда догнать и мощным ударом ног поставить грубую подсечку, схватить за горло и приложить о стальной пол, при этом пришпоривая шпагой левое плечо Маруо.
- Я вас нашел, Инспектор~сан. – сверкнув глазами, оповестил инспектора блондин. Он бы ещё и улыбнулся своей привычной здесь приторно-вежливой улыбкой, да только любое движение губами причиняло противную тупую боль, расползающуюся по нервным рецепторам на лице. В этот раз Шисуи не сомневался в том, что это конец. Конец для Маруо.

+1

5

В отличие от Намиями Шисуи, Маруо считал, что он почти не знает заключённого, только если совсем немножко. Маленькое свидание в комнате для допроса мало что дало, ведь для седоволосого, чтобы узнать существо, которое переходит ему на руки, нужна была, минимум, неделя подобных непрерывных свиданий, после чего существо это непременно ломалось. Вот именно это и являлось целью инспектора, узнать, как и  как быстро кто сломается, а более по сути не должно интересовать прилежного сотрудника такой строгой и важной компании, как ДесКамп.
Правда, нет, знал он что-то, а именно то, что глава клана Намиями ему не по зубам. Что делать, со слабостью человеческого существа Ушираки давно смирился. Шаг у инспектора широкий, бегает он, как угорелый, но, естественно, не настолько быстро, чтобы убежать от разъярённого аманто, доведённого до последней точки.. Нет, не до последней, это тоже Ушираки знал. Учитывая даже то, насколько чертовски дальновидным он бы ни оказывался, всё равно пустил ситуацию в несколько другом русле, а потому свершилось то, что свершилось - подсечка, грубый захват горла, даже попытка задушить. Выдавить хоть звук из инспектора удаётся тогда, когда его плечо пронзает шпага. Да, Ушираки орёт классно, это знают все в Лагере Смерти.
Отдышавшись, он, со слезами на глазах, но с беспристрастным  выражением на лице (не считая, конечно, эмоций, испытываемых от жгучей боли) даёт понять Шисуи, что всё не так просто. Понять это довольно легко, когда в твоё лицо упирается дуло винтовки, а инспектор держит руку твёрдо, палец на курке, готовясь выстрелить. Может показаться, что они снова на равных - миллиметр вправо, миллиметр влево и от этого будет зависеть, пройдёт ли пуля прямо в мозг, либо всего лишь пробьёт лицевые кости, всё только от этого милли..
- Вы выиграли, Намиями Шисуи. - Голос инспектора эхом отзывается по всей арене, а рука с винтовкой опускается, что теперь оружие никак не угрожает, да и может ли оно угрожать теперь? Должно быть не успел мужчина перезарядить его, а наставил по ситуации.
-Я исполню ваше желание. Одно.- Времени мало, камеры, как мы помним, везде расположены по космическому кораблю, следовательно, и то, что происходит сейчас с Инспектором, просматривается, а потому Шисуи придётся поторопиться.
-Вытащите, иначе я не смогу вам помочь. - Быть прикованным к металлическому полу таким неприятным способом, значит остаться на месте, а если Ушираки останется на месте, то.. придут охранники и испортят такой важный момент!

+1

6

Когда перед твоим лицом наставленное дуло оружия, когда его держит ещё и жутко опытный инспектор, то это должно напугать и хоть как-то вселить страх на того, на кого это оружие наставляют. Шисуи немного впечатлился, но в лице не изменился. Да и не мог измениться – все лицо сводило судорогой от ранее простреленной щеки.
И все же, терпя жгучую боль, Шисуи ухмыляется. Да, он вполне был рад тому, что в этот раз выиграл. Именно он – глава клана Намиями. Поэтому блондин отбирает опасную винтовку у сдавшегося инспектора, и тут же разворачивает дуло в противоположную сторону. Три громких выстрела и как итог – падающие на арену смерти камеры слежения. Следом с грохотом летит вниз и само оружие. А после, Шисуи резко вытаскивает шпагу из плеча Маруо, складывает её и вешает обратно на цепочку.
Все это Намиями делает молча, словно перенимая инспекторскую привычку, но нет. Открывать лишний раз рот, чтобы сказать какую-нибудь колкость или откровенно посмеяться над человеком, блондину было глубоко не в кайф. Рана должна была затянуться, но только ещё через пару часов, а пока лишь немного немел язык и дергались под кожей лицевые нервы. В остальном же Шисуи был в порядке, в отличие от того же Ушираки, у которого из проткнутого плеча хлестала кровь.
Шисуи наконец-то встает, отряхивается и… протягивает руку инспектору! При этом выражение лица у блондина абсолютно спокойное и безмятежное, словно не он только что победил инспектора ДесКампа. Намиями помнит про желание, которое должен будет исполнить Маруо. Впрочем, теперь же все снова шло по плану хитрого аманто, а, значит, пора было проводить его дальнейшую реализацию.
- Мы квиты. – тихо, но серьезно говорит блондин, не сводя глаз с инспектора. – Мне действительно сейчас ничего не мешает убить тебя и свалить вину вон на тех усыпленных горилл Ренгокугана. Но Гривастый внутри меня хочет же большего: разорвать на кровавые кусочки мяса…
Шисуи внезапно замолкает и, нарушая всю пафосность момента, выплёвывать отстреленные три зуба, которые мешали ему разговаривать.
- У каждого из нас есть причина, чтобы продолжать волочить свое существование в этом мире. Поэтому я хочу, чтобы мы стали друзьями, Маруо. Это и есть мое желание. В любом случае, я скоро покину это место, а пока давайте будем друзьями. Для вас это будет более чем выгодно, ведь я вполне «по-дружески» могу поделиться с вами достоверной информацией о крупнейших преступных группировках, как людского, так и амантовского мира. Это же в ваших интересах – ловить и ломать, не так ли?
Блондин замолчал, ожидая ответа от инспектора. Возможно, тот был удивлен. Возможно, инспектор не знает, кто такие друзья и что за бред сейчас нес Намиями. Возможно, все возможно, но Шисуи не мог в одиночку действовать. Ему нужно было прикрытие, ему нужен «свой» человек в этом месте, ему нужна хоть какая-то компания, пусть и в лице инспектора, чтобы просто не быть одному, ибо тогда можно совсем одичать в этом месте. И клан Намиями, в таком случае, точно потеряет своего лидера и вообще перестанет существовать.
Давай, Инспектор-сан, исполняй желание. Уж я-то в долгу не останусь. – что было правдой, ведь блондин никогда не любил быть должным.

+1

7

Эмоция, вот эмоция появившаяся на лице Маруо - аманто своими грубыми руками берёт нежное огнестрельное оружие, бесцеремонно и неласково несколько раз нажимает на спусковой крючок, а после и отпускает винтовку вниз. Звук соприкосновения её с жёсткой поверхностью пола заставил инспектора вздрогнуть и даже показать нечто вроде сожаления. Но эта эмоция длилась недолго, после следует очередная резкая боль от того, что его теперь грубо высвобождают от лежачего положения. Вскрикнув, Ушираки поворачивается на бок и утыкается лбом в металлический пол, теперь зажимая освободившейся здоровой рукой дыру в плече, из которой хлестала тёмная, его собственная, липкая кровь. На секунду даже можно было заметит выражение удовлетворения на лице Маруо, но только на одну промелькнувшую секундочку, после чего тот краем глаза видит, как глава клана Намиями протягивает ему руку. Надо же, как это снисходительно со стороны благородного животного. Естественно, инспектор руку принимает и твёрдо встаёт на ноги, ссутулившись, да придерживая ладонью в кожаной перчатке дыру спереди, из которой до сих пор шла кровь. На такие откровенности Ушираки отвечает кривой, ненастоящей и безэмоциональной улыбкой, в своём духе. А после, наблюдая, как победитель выплёвывает несколько зубов, кидает и свой микрофон, далее делая шаг вперёд и наступая на него, прекращая работу устройства.
Но то, что следует дальше, поражает седоволосого. После речи Шисуи, инспектор непроизвольно морщится, несколько раз жмурится и отводит голову в сторону. Он активно обдумывал что-то, что-то, что не мог понять, что-то, что казалось ему слишком странным и сложным. Маруо даже открывал рот, чтобы начать говорить, но всё никак не мог начать, а вместо речи начинал ходить из стороны в сторону. Он окончательно запутался. Этот аманто хочет его запутать! Соберись!
-Ты, Вы.. - тяжело выдохнув, наконец выдавливает из себя инспектор и, отойдя от сверлящего его глазами блондина, да соприкоснувшись со стеной, этот человек, устрашающий человек, закрывает измазанной ладонью лицо и начинает тихо плакать. О, как это было чертовски неловко. Что поделать, есть победа обычная, а есть победа настоящая, кою и одержали сегодня над инспектором ДесКампа, его самого, наконец, сломав. Он не понимал, он чувствовал себя абсолютно одураченным, он, чёрт подери, что-то ЧУВСТВОВАЛ и это было слишком, чтобы терпеть, не получилось, и теперь он рыдал как провинившийся рядовой после лютой взбучки.
Плач становится немного странным, а именно нервозным, далее переходящее в тихое хихикание. Наконец Маруо убирает от лица руку и представляет победителю измазанное в собственной крови, но умиротворённое выражение, со спокойным взглядом, как и всегда. Было ли это мимолётным помутнением рассудка, не важно.
-Следуй за мной. - Твёрдым голосом произносит инспектор, да со своей годами выработанной интонацией, будто бы только недавно так он сказал Шисуи следовать за ним из камеры заключения. Ноющего у стенки человека будто бы не было, сейчас, как всегда, широко шагая, заставляя Намиями даже переходить на бег, инспектор, хоть и ссутулившись от боли, но шёл уверенно и держал себя, как и полагает высокопоставленному лицу Дескампа.
-Здесь. - Он указал на стенку. Да, странно. Но, проведя пальцами по ней,Ушираки дёргает за небольшой рычажок, хотя и не догадаешься, что это он и толкает металлическую дверь в сторону, после указывая на чёрную дыру.
-Не найдут, как бы ни старались. Камер нет, ведёт к вентиляции, но можно и попасть в котельную. Покинуть корабль сможешь на товарнике, с "исправившимися" отправлю. - Наконец Маруо посмотрел на Намиями и уже улыбнулся несколько иначе, чем раньше:
-Завтра мне ответишь. Слышишь шаги? Ещё 60.. 57 таких шагов и здесь будет охрана.

+1

8

Инспектор вел себя странно. Очень странно. По крайней мере, других слов описать то, что творилось  с Ушираки, у блондина не нашлось. Поэтому он лишь вопросительно поднял одну бровь и продолжал наблюдать за последующей истерикой проигравшего. Далее Шисуи начинает серьезно задумываться над тем, правильного ли он человека выбрал для достижения своих целей и осуществления планов? Блондин не сомневался в том, что в ДесКампе полно людей, в мозгах которых извилин вовсе нет. Такими индивидами проще всего было манипулировать и перетаскивать на свою сторону. Но слишком это было хлопотно, ведь именно из-за  таких личностей обычно срываются все планы, потому что те, либо слишком громкие, либо болтают не то, что нужно. Поэтому здесь, в ДесКампе, Шисуи предпочел обратить на свою сторону человека с явной умственной деятельностью. Как раз таких, как инспекторы, которые имеют значительное влияние на воздушную тюрьму и находятся на особом счету у генерала сей посуды.
Когда Ушираки утыкается в стенку и начинает реветь, Намиями хлопает себя по лицу, изображая многим известным фейспалм, ибо на большее его не хватает. За последние несколько минут Шисуи спросил себя раз тридцать: «Того ли я инспектора-то выбрал?» Может, стоило поискать другого? Сейчас блондин никуда не торопился, поэтому, может, нужно было рассмотреть другие кандидатуры? Сколько там ещё инспекторов осталось? Двое? В конце концов, Шисуи очень хотелось познакомиться с обворожительной Кири, о которой здесь, в Ренгокугане, ходило множество слухов. Но в тоже время аманто очень не хотелось, как-либо знакомиться с Миурой – старшим инспектором, который вызывал у Шисуи жуткую настороженность. Поэтому оставалось, либо как-то подкатить к неприступной женщине, либо воспользоваться Маруо, в сектор которого он так удачно попал сначала. Или просто Ушираки сам попался под руку, что тому уже просто не отвертеться от блондинистого аманто.
Все же к инспектору вернулось самообладание, и даже сказал следовать за ним, что Намиями и сделал. Далее он совершает какое-то движение, которое блондину не видно за седовласым, после чего в стене появляется темное углубление.
- Оу. – Шисуи засовывает голову внутрь, скоро оттуда её высовывает и морщится. – Нет, не полезу. Там темно, мрачно и сыро. Грязно, все в паутине и в какой-то серной дымке. Фу. Не полезу туда. Ни за что!
Да, в блондине проснулся прежний эстет, который наотрез отказывался соваться непонятно куда, а именно в мрачное грязно-воняющее место. Шисуи и так уже попортили здесь чувство прекрасного, и более он делать это не намерен.
- Я все прекрасно слышу, поэтому… - поэтому блондин, завидев в паре метров от себя усыпленного стража порядка Ренгокугана, идет к нему и начинает его раздевать. Точнее, снимать с заросшего шерстью мужичка форму ДесКампа и натягивать её на себя. И если белая рубашка оказалась по размеру, то форменный камзол и брюки темно-коричневого цвета были слегка маловаты и немного жали. Впрочем, на первое время ему и этого будет достаточно, а там он найдет себе форму по размеру. Стоило поторопиться, потому что рассчитанное время близилось к концу и скоро должна появиться стражи порядка.
Да, Намиями продумал все заранее и последние дни лишь подготавливал почву для сегодняшнего боя. Вся проблема была даже не в охране арены смерти, которую оказалось легко подкупить, а в камерах слежения, напичканных по всему периметру сектора. С ними-то и вышла не большая заминка, благо нашелся среди заключенных человек, который отлично разбирался в современной системе передачи информации. Как только охрана Ренгокугана узнала, с кем сегодня сразится блондин, она сразу же передала эту информацию определенному заключенному, который за пару мгновений пересоединил провода камер и теперь на мониторах всего ДесКампа должен был транслироваться совершенно другой бой с инспектором. Шисуи пришлось положиться на этого человека-заключенного, который должен был подобрать максимально удачное видео, вписывающееся в отведенный промежуток времени. Блондин вполне себе рисковал, когда стал переодеваться в форму ДесКампа на виду почти у всех камер, но опять же заранее просчитанные ходы и изучение всех углов обзора камер, позволили Шисуи выбрать тот участок арены, где он не был под прицелом.
Когда топот охраны приблизился к Ренгокугану, Шисуи нацепил на себя последнюю деталь формы – темную фуражку с козырьком, заправляя под неё хвост волос, а боковыми свисающими прядками прикрыл изувеченную щеку. Раздетое тело стража порядка Намиями отпинал ногами под кучу усыпленных заключенных и запихнул туда же свою бывшую одежду.
- Все очень просто и мне не нужно никуда лезть, да? – Шисуи хитро растягивает губы в улыбке. Охрана уже почти добежала до них, когда блондин закидывает на свое плечо руку Маруо, и как бы «помогает» раненному инспектору передвигаться.
- Ах, Ушираки-доно, вы в порядке?! Кто вас ранил?! Покажите нам этого ублюдка и мы мигом обрушим на него кару небесную! – восклицает пузатый страж, который бежал впереди всех. Однако Шисуи не дает ответить инспектору.
- Инспектору Ушираки срочно нужна медицинская помощь.  – серьезно и четко рапортует блондин, несмотря на боль в щеке. – Заключенный 6899, который ранил Инспектора Ушираки, сбежал через тот секретный тоннель.
Шисуи сказал первый пришедший на ум номер заключенного и указал на темное пространство за своей спиной, и часть охраны мигом побежала туда. Блондин, ухмыляясь, передал в цепкие руки подоспевших медиков Инспектора и напоследок тихо сказал ему запоздалое:
- Завтра отвечу.
И это было правдой, завтра Намиями действительно ему ответит. Но до этого, Шисуи нужно было посетить несколько мест, в которые он и отправится, благо теперь, пока он в форме ДесКампа и с пропуском рядового может свободно передвигаться по тюрьме. По крайней мере, до того момента, пока они никого не обнаружат в том туннеле; до того, пока не пробьют по базе номер вымышленного заключенного; до того, как в себя не придет раздетый страж порядка. В общем, на все у Намиями было два часа свободного времени, за которые ему нужно будет найти новую маскировку и получить карту строения ДесКампа.
И, конечно же, дождаться завтрашнего дня, когда он сам придет к Маруо и все ответит. Обязательно ответит. Если меня не поймают раньше времени.
В конце концов, блондину не свойственно убегать просто так, как это бы вышло, согласись он пройти через то темное пространство. Глава клана Намиями не ищет легких путей. Он обязан идти иным, сложным и тернистым путем, который, несомненно, приведет его к победе.

+1

9

Его тупо сломали. Мало того, что он проиграл и унизился, так перед ним разворачивается такая комедия, что инспектор заливается радостным и весёлым, простодушным смехом, пока над ним курицей-наседкой хлопочет сначала переодетый амиями, а после и доверчивые стражи порядка, как лохи, верят во весь этот маскарад. Если он проходит успешно, то система дала значительный сбой, и, нет, речь идёт не об Ушираки, который, как последнее следствие продуктов жизнедеятельности продаёт весь Лагерь Смерти и становится, тупо, мразью. Нет, тут благородством и не пахнет, это не дружба, это что-то неправильное, закравшееся м мозг доведённого седоволосого. У одного из медиков даже возникла идея сравнить его нынешнее состояние с психами, которых и сажают тут в клетку, за что и получил недвусмысленный взгляд со стороны инспектора. Естественно, подобных фразочек больше вслух не возникало.
Как только Шисуи по-быстрому делает ноги, что делает правильно, Маруо, схватив за шкирятник одного из охранников, вырывается из цепких рук медиков и прижимает рядового к стенке:
-Чтобы нашли мне крысу, что портит мне связь. - Сквозь зубы процедил инспектор и отпихнул от себя ничего не понимающего охранника. К сожалению, запала надолго не хватило, и он добровольно дал себя в прекрасные руки врачевателей.

У Ушираки Маруо были свои причины. Во-первых, он, как инспектор Лагеря смерти больше ратовал за сохранность и нормальное функционирование сего исправительного учреждения, а потому факт того, что на корабле есть крыса, портящая картинки, приводил инспектора в довольно дискомфортное положение духа, если можно было так назвать начинающие проклёвываться эмоции. Во-вторых, Шисуи может обзавестись здесь своими людьми, но контроль над этим местом он не возымеет, этого Маруо не обещал.
Не смотря на уговоры врачей, утром следующего дня он приказал схватить половину смены, отвечающей за камеры слежения и провёл с ними приятные пару часов в своём же кабинете, оставив одного из людей вообще без уха.
И после этого-то и должна была произойти его встреча с беглецом, ведь по проверенным данным уже было ясно, что числился некий Катсура Котаро, самурай.. Вот сидит седоволосый в своём кабинете, читает фентезийную мангу, да в руках теребит отрезанное человечье ухо. На столе перед ним документы об этом Котаро, а в голове.. всё в голове, абсолютно всё и всё сразу.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "Е". Ренгокуган.